АРХИВ


 

 


СТО ЛЕТ ТРАГЕДИИ РОССИИ 1917 ГОДА

 


Читать PDF версия / Версия для печати

 


 

 


 

Белая Россия. Исход. Дмитрий Белюкин 1991г.


В. П. Полчанинов


Л. М. Полчанинова с сыном

Зарубежной Руси, в которой я родилась и выросла, не существовало бы без большевицкого переворота 1917 года. Белые воины Русской армии генерала Врангеля, сражавшиеся до последнего в Гражданской Войне, отступили из Крыма в ноябре 1920 года с оружием в руках, чтобы продолжать борьбу за освобождение России и вернуться. В составе Крымской эвакуации, последней в Европейской России, выехал и мой годовалый отец Ростислав, сын Владимира Павловича Полчанинова, полковника Штаба Верховного Главнокомандующего при Государе, ген. Деникине, и ген. Врангеле. Никто не думал, что перед тем, как бело-сине-красный флаг вновь поднимется над Россией, смениться не одно поколение в Зарубежье.  

Плакат СХС «Помогая русским мы этим помогаем самим себе» 1921г.

Остаться русскими за границей в течение столетия было бы невозможно без объединяющей роли Церкви - центра жизни эмигрантов, при которой создавались школы, культурные, благотворительные и молодёжные организации, помогавшие сохранить дух и наследие исторической России во всех странах рассеяния. Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (СХС, с 1929 Югославия), куда приехала моя семья в 1921 году, была единственной страной из всех союзников по Первой мировой войне которая приняла русских эмигрантов как своих. Русские военные инвалиды получали такую же помощь как свои югославы, в то время как Франция, на стороне которой русские воинские части, не признавшие предательский сепаратный большевицкий Брест Литовский мир, продолжали воевать с немцами, ничем не помогала русским военным инвалидам - пострадавшим во Франции, за Францию. При этом, эти союзники вовсе не желали признавать крупнейший вклад России в общую победу.

В принявшем Русскую армию и беженцев Королевстве СХС нашла приют и Русская Церковь. Незадолго до высадки на Галлиполи, 19-го ноября 1920 года, из Высшего Временного Церковного Управления Юго-Востока России, на борту парохода “Великий князь Александр Михайлович” была образована Русская Православная Церковь Заграницей - РПЦЗ. Таким образом, соединения Российской Армии и Епископата Русской Православной Церкви стали основоположниками Русской Белой Эмиграции. Патриарх сербский Димитрий пригласил русских иерархов к себе в город Сремские Карловцы, предоставив им для Синода часть своего патриаршего дворца. Во главе Зарубежного Синода стал Митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий).

Всезарубежный Собор в Сремских Карловцах, 1921г. Митрополит Киевский и Галицкий Антоний

Отмечая 90-летия этого события в ноябре 2010 года, митрополит Иларион, Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви сказал: «Тогда с Крымского побережья вышло до 250 крейсеров… Жители Севастополя пришли на пристань провожать их. Духовенство совершило молебствие, в конце которого все встали на колени – русские православные люди прощались с Россией, но с ними была Курско-Коренная икона Божией Матери, ставшая их путеводительницей… За эти 90 лет, слава и благодарение Богу, мы сохранили Церковь и русские традиции... говорили на Западе правду об её страданиях, об её мучениках и исповедниках, чьи подвиги явились семенем настоящего возрождения на нашей Родине…»

В 1927 году, когда большевики готовились праздновать 10-летие захвата власти, названного ими “Великой Октябрьской революцией”, митрополит Антоний призвал русскую эмиграцию отметить эту годовщину «Днём Непримиримости» - протестом против большевицких злодеяний. Следуя призыву Церкви, созданный летом 1930 года в Белграде из представителей молодёжных союзов Болгарии, Франции, Чехословакии и Югославии НСНП – Национальный Союз Нового Поколения (в последствии НТС – Народно-Трудовой Союз) начал проводить акции протеста советскому режиму – «Дни Непримиримости», ставшие вскоре ежегодной традицией всей русской эмиграции…

Известно, что в 1934 году русские эмигранты в Польше отметили День Непримиримости выпуском однодневной газеты “Под русским стягом”. Редактор газеты Сергей Львович Войцеховский обратился к писателям и общественным деятелям с вопросом “Почему мы непримиримы с большевизмом?” и от Ивана Бунина сразу получил такой ответ: «- после того, как большевизм так чудовищно ответил сам на этот вопрос всей деятельностью своего пятнадцатилетнего существования? Я лично совершенно убежден, что низменней, лживее, злей и деспотичней этой деятельности еще не было в человеческой истории даже в самые подлые и кровавые времена

Михаил Новгородский 1917г.
Взятие Перекопа. Р. Френтс

Брат моей бабушки, Михаил Новгородский, стал юным российским скаутом-разведчиком в 1917 году, вступил добровольцем в Белую Армию, и отказавшись от отпуска накануне важного сражения с красными на Перекопе в 1920 году, погиб в бою. Папа стал скаутом-разведчиком в 1931 году в Югославии, где с ними работали Белые офицеры, и я практически выросла в рядах Организации Российских Юных Разведчиков - ОРЮР, которая всегда принимала участие вместе с другими эмигрантскими организациями в «Днях Непримиримости». Выйдя из подполья после конца Второй Мировой Войны, ОРЮР начала традицию «Дня Памяти Верных» и собственных постановок «Трагедии России».

Одно их самых ранних воспоминаний моего детства была постановка «Трагедия России» ко «Дню Скорби и Непримиримости» в 1951 году, когда моя семья только что приехала в Нью Йорк. Помню огромный зал, где

в первом ряду сидели епископы и священники, а над выступающими на декорации был огромный меч, окружённый терновым венком… И вдруг кто-то подошёл к моему папе, попросив приветствовать собравшихся экспромтом на сцене – практически «с корабля». Я немного испугалась, а он смело взошёл по высоким ступенькам и с большим чувством говорил… о чём, не помню, но запомнились слова «Россия» и последние «Владыко – Спасибо!» после чего были громкие овации. Ню-Йоркская Газета «Россия» писала: «Многочисленная аудитория, глубоко потрясённая видением страшной эпохи последних 33-х лет трагедии России, благоговейно переживала сменявшиеся один за другим образы скорбной Голгофы России, увлажняя свои лица благородными слезами, с одной стороны скорбя за поруганную и попранную красными варварами Россию, а с другой стороны, слезами безграничной любви к своему многострадальному Народу Русскому и к своей тысячелетней России».


ОРЮР, День Памяти Верных. «Новый Павловск», штат НЙ. США

Традиции «Дня Памяти Верных» и постановок «Трагедии России» начались у лагерных костров. Как пишет в своих воспоминаниях мой отец о первом дне «Памяти Верных» в Германии в 1946 году: «Разведчики, разведчицы и руководители стояли вокруг незажжённого костра. Борис Мартино вёл перекличку. Стоявшие кольцом отвечали – «я». Затем он стал читать имена разведчиков и руководителей, погибших за Россию, а стоявший от него слева отвечал, - «погиб в борьбе с большевиками», «расстрелян большевиками», «погиб в советском концлагере» или «погиб в нацистском концлагере». Это были незабываемые минуты. В глухом Баварском лесу, в тишине и темноте дети белых эмигрантов, родившиеся за границей, никогда не видавшие России, и дети, покинувшие её два-три года ому назад, стояли плечом к плечу и чувствовали, что знамя борьбы за Россию отцы передают им, в их молодые руки…. Мысль о перекличке живых и мёртвых была взята из традиции русской императорской армии, вкоторой по Высочайшему повелению навсегда было сохранено в списках 1-й гренадерской роты Тенгинского полка имя рядового Архипа Осипова. На перекличках, при произнесении его имени, правофланговый отвечал: «Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении» … Он взорвал пороховой погреб и погиб вместе с сотнями врагов под обломками уничтоженного взрывом форта (1840г.) … На месте укрепления был поставлен крест…». Символично, что величественный памятник возведенный в честь простого рядового солдата в царской России, сам был взорван большевиками после 1917 года. Первый костер-монтаж “Трагедия России” был проведен тоже в Германии в 1947 году: «Это были годы, когда молодежь ценила поэтов и знала наизусть их стихи. Начальник круга начал костёр словами: Унесемся мысленно далеко на восток, в Россию. Вспомним стихотворения и песни страшных, кровавых последних тридцати лет”. Бодрые песни царской армии сменялись ранними революционными. О бессудных расстрелах офицеров было сказано словами стихотворения Ивана Савина, посвятившего его расстрелянным братьям: «Ты кровь их соберешь по капле, мама, И зарыдав у Богоматери в ногах, Расскажешь, как зияла эта яма, Сынами вырытая в проклятых песках … Всех убиенных помяни Россия Егда приидеши во царствие Твое». За стихотворением следовали песни белых добровольцев, первых во всем мире оказавших вооруженное сопротивление большевизму. Белым не суждено было победить – но сопротивление народа продолжалось. Вот песня восставших тамбовских крестьян: “Что-то солнышко не светит, над головушкой туман”, а за ней – неизвестно откуда взявшаяся песня “Города вдали и огни вдали, чудный город вдали – Москва”, в которой есть такие слова: «Там в снегу, в тайге, И в полях везде, Как и прежде, Россия жива!». Всего в годы 1947, 1948 и 1949 в Германии было устроено тринадцать выступлений, именуемых, по цензурным соображениям – «концертами», так как в то время американские оккупационные власти не разрешили бы выступление против их союзника – СССР. Время от времени ОРЮР выступал с заново переработанными постановками «Трагедия России». Последняя такая постановка состоялась в Си-Клиффе около Нью-Йорка в воскресенье 7 ноября 1987 г.» В Вашингтоне, 12 ноября 2017 года, в приходском зале Свято-Иоанно-Предтеченского собора был проведён концерт в память 100-летней трагедии 1917 года с участием хора дружины «Путивль» ОРЮР.


Тамбовское-Антоновское восстание 1920 – 1921г.

«Трагедия России» ОРЮР. Си Клифф НЙ, 1987г. Выступает Юра Селинский

На «Днях Непримиримости» в Нью Йорке, которые начинались с молитвы за усопших, выступали представители зарубежных организаций, артисты и певцы, включая Николая Гедду, оперного тенора мировой известности. Я участвовала в молодёжных постановках ОРЮР «Трагедии России», включая последнюю, в 1987 году, в которой выступал мой сын Юра. На этот раз, постановка была проведена на фоне написанных мной декораций русской природы, и тогда же я начала писать сценарий грандиозной художественной постановки в Нью Йорке в ноябре следующего, 1988 года, в честь тысячелетия Крещения Руси. Одним из первых мероприятий этого великого юбилея в Зарубежье был большой детский концерт с пением и танцами в мае на бывшей русской земле - Форте Росс в Калифорнии, организованный Наталией Сабельник, ныне председателем Конгресса Русских Американцев.


Художественная постановка «Тысячелетие Крещения Руси», сцена Крещения. 1988г. НЙ

Наша Нью Йоркская постановка была заключительным, и в ней участвовало 38 организаций Зарубежной Руси, 4 хора 2 балетных компании, известные солисты и симфонический оркестр. Финал был пение тропарей Всем Святым в земли Российской Просиявшим, св. Владимиру, св. Ольге, Многолетие, и хор «Въезд Александра во Псков» из «Александра Невского»: «На великий праздник собралася Русь, веселися Русь, родная мать!»... И это глубоко чувствовал каждый участник и зритель, надеясь, что этот великий юбилей будет поворотным моментом в истории многострадального Отечества. Заключительные слова написал мой отец: «Ныне мы являемся свидетелями духовного возрождения у нас на родине. Мы верим, что с помощью Божией и по молитвам заступников и мучеников земли Российской наш великий народ сбросит иго лихолетий. Воскреснет Святая Русь, вернётся к свято-Владимирским заветам и исполнятся пророческие слова угодника Божия св. Серафима Саровского – что «среди лета запоют Пасху!».

И на третий год после этого торжества бело-сине-красный флаг вновь был поднят над Кремлём. Через несколько дней, неподалёку от зала где прошла последняя постановка «Трагедии России» состоялся торжественный подъём трёхцветного русского флага рядом с американским в городке Глен Ков. На почётном месте рядом с мэром ДэРиджи стояли Глеб Сперанский, долголетний председатель Нью-Йоркского Кадетского объединения и кадет Игорь Агатов, Председатель Лонг-Айлендского Отдела Конгресса Русских Американцев - оба выпускники Первого русского Великого князя Константина Константиновича кадетского корпуса в Югославии. Мне поручили прочитать приветствие перед строем разведчиков и разведчиц ОРЮР, а мой сын, Георгий, четвёртое поколение Зарубежной Руси, нёс знамя в почётном карауле.   


Ген Ков, НЙ. Глеб Сперанский, мэр ДэРиджи, Игорь Агатов, Почётный караул и строй ОРЮР. Подъём Русского флага 1 января 1992г.

Первый лагерь ОРЮР в России в Деревне Горелец 1990г.

Первый День Памяти Верных ОРЮР в России. Волхов, 1992г.

В России мы впервые подняли русский флаг над лагерем ОРЮР «Возрождение» в деревне Горелец Костромской области, когда с группой детей и руководителей из США мы с сыном приехали туда в августе 1990 года, когда это был ещё СССР. В этом первом разведческом лагере в России за 70 лет, были также ребята из Москвы и других городов, и в местной газете ужасались, что «потомки белогвардейцев», залихватски припевая «так за Царя, за Родину, за Веру!» приехали захватывать души советских детей.

КГБ тщетно требовало, чтобы мы спустили русский и подняли красный советский флаг, а мы с ужасом смотрели на то, что 70 лет этой самой советской власти сделало с русской деревней. Мы видели следы разрушений сельской церкви комсомольцами, слыхали о том, как НКВД-исты замучили её настоятеля-священника, видали разваливающиеся, некогда могучие, избы разукрашенные тонкой, искусной резьбой, следы бывших обширных дворов и хозяйств где жило около трёх тысяч крестьян, из которых осталось тогда менее десяти пожилых человек, и несколько уцелевших фотографий этой некогда цветущей деревни до захвата власти большевиками… Здесь, на родине героя-крестьянина Ивана Сусанина, мы воочию увидали «Трагедию России» - последствие смуты 20го века!


Группа ОРЮР из США и РФ. ГКЧП в Москве. Август, 1991г.

Летом следующего 1991 года мы вернулись с более многочисленной группой ОРЮР и посетили несколько регионов, дойдя до Байкала. С разрешения капитана маленького судна, который толком не понимал, что это такое, мы впервые за десятилетия подняли над «Священным морем» Сибири Андреевский флаг. Нам также удалось установить поклонный крест у Байкала на бывших позициях Белой армии. И тут же мы услыхали о том, что грянул «Августовский Путч» ГКЧП, и думали, что теперь и мы, «потомки белогвардейцев», сможем попасть в список «Памяти Верных», так как нам полушутя местные уже намекали, что теперь сибирские лагеря будут «настоящими» …  Но Бог миловал, и в 1992 году, уже в новой постсоветской России, мы продолжали нашу работу с российскими детьми. На исторических местах русского севера - Волхова и Ладоги, во время Курсов для вожаков (КДВ) я заболела, и мой подросток-сын провёл первый «День Памяти Верных». После молитвы ребята зажигая факелы вели перекличку имён по списку «Погибших за Россию» начатому основателем Российского Разведчества Олегом Ивановичем Пантюховым: Августейший скаут Е.И.В. Наследник Цесаревич Алексей Николаевич, Ген. Иван Смолянинов, Константин Прохоров, Михаил Богословский, Сергей Покровский, Александр Сольский, Юрий Петерс, Николай Артемьев, Владимир Гантимуров, Михаил Ган, Георгий Павлов, Александр Нескусил, Иннокентий Карелин …  убиты большевиками …


Новые Сокола России

В начале 1990х годов Зарубежная Русь с воодушевлением начала оказывать посильную помощь возрождению России. Объединения зарубежных организаций и церкви собирали гуманитарную помощь, посылали духовную литературу. Представители благотворительных, культурных, исторических организаций, включая кадет, соколов, казачества, как и частные лица, приезжали на конференции и встречи, стараясь передать и помочь восстановить на родине сохранённое наследие исторической России, и поделиться полезным опытом проживания поколениями за границей.


Выставка в зале Генконсульства РФ. Интервью.

В 1995 году, в 50-летие ООН, Российское Генконсульство попросила моего отца и меня организовать у них выставку об истории и достижениях Русского Зарубежья в Америке, которую посетил первый президент России, Борис Ельцин, лично поблагодаривший нас с папой. Ценные экспонаты отражали не дорогие «артефакты», а историческое, культурное и духовное наследие – архивные документы, издания, фотографии, открытки - и надо было объяснять, что отступившие с оружием в руках чтобы продолжать борьбу против захвативших в 1917 году власть большевиков не вывозили с собой драгоценные «раритеты», как это представляла советская пропаганда. В этом же году меня пригласили в Москву выступить на Парламентских слушаниях от Конгресса Русских Американцев в связи с Научной конференцией о «Русском Зарубежье», куда я привезла несколько экспонатов. И там также пришлось развенчивать некоторые подобные мифы… И в этом же году была создана Библиотека-Фонд «Русское Зарубежье» при активной поддержке Александра Солженицына, который считал необходимым сохранить для России духовное наследие Зарубежья и свидетельства очевидцев эпохи. С 2009 года она стала Государственным бюджетным учреждением культуры города Москвы «Дом Русского Зарубежья имени Александра Солженицына». Русская Америка ответила созданием Комитета «Книги для России», основанным Людмилой Сергеевной Оболенской-Флам. Десятки тысяч изданий русской эмиграции, множество архивных документов, составляющих подлинное духовно-интеллектуальное богатство, удалось собрать у сотен дарителей и отправить в Дом Русского Зарубежья за 18 лет работы. Среди этих материалов – свидетельства очевидцев о Трагедии 1917 года, Гражданской войне и историю продолжения борьбы за Россию Русского Зарубежья. Мой отец был, и продолжает быть, одним из самых крупных дарителей, и в 2015 году я согласилась сменить Людмилу Сергеевну на этом посту.


Дом Русского Зарубежья им. А. Солженицына

Автор Л. Селинская и Валентина Терешкова. 1992г.

В тяжёлых обстоятельствах постсоветской России начала 1990х годов работа с подрастающими поколениями была нелёгкой, но нам иногда удавалось получать поддержку в местных государственных и общественных структурах. Росзарубежцентр (ныне Россотрудничество), возглавлявшийся Валентиной Терешковой, с которой я встречалась, предоставил нам помещение в Дворцах Дружбы в Москве и Петербурге для конференций и выставок, и помог в проведении Паломничества ОРЮР вместе с Соколами в честь 200-летия Православия в Америке от Валаама до Урала в 1994 году. Это радовало.

Однако, на моих глазах в этих «лихих 1990х» в России начало происходить вовсе не то, на что мы надеялись после падения советской власти. Сначала падали статуи палачей, идеологов и демонов революции, в это же время дети с которыми мы занимались воцерковлялись, происходило «Второе Крещение Руси», песня Игоря Талькова «Россия» о правде Трагедии 1917 и о боли «обманутого поколения» советской пропагандой внушало веру в долгожданную зарю рассвета… Но с другой стороны, вместо новых «Столыпинских реформ» шло небывалое в мировой истории расхищение ресурсов огромной страны малой кучкой перекрасившихся из коммунистов в демократы-капиталисты преступников под лозунгом «приватизации и рыночной экономики» с помощью «добрых советов» западных экспертов и сообщников. Я лично видала ободранные до голых стен фабрики в Подмосковье и выпотрошенные корабли Черноморского флота в Севастополе, встречала учёных, врачей и милиционеров, которым перестали платить жалование, видала открытую мафиозную управу над продавцами на рынках и в метро…

Мне говорили, что это повторение 1917 года - теми же силами, только без военных действий. Но люди погибали, и не только на территории хаотичной, зверской чеченской войны, о которой мне рассказывали очевидцы, но и в крупных городах и деревнях … Конечно, эта катастрофа была продолжением, а не повторением 1917 года, и на этом фоне постсоветской разрухи вновь активизировались коммунисты, пользуясь невероятными новыми лозунгами вроде «мы коммунисты и с нами Бог!», возрождая культ «сильного вождя» Сталина, отвергая зверства большевиков, стараясь вызвать у бедствующего населения ностальгию по стабильности, если не достаточности, последних лет советской власти.


Круглый Стол в соборном зале Синодальной резиденции 15 окт. 2017 НЙ

К сожалению, несмотря на то, что находящаяся на краю пропасти Россия начала восстанавливаться с приходом президента Владимира Путина, который сам осудил и предательство большевиков в Первую Мировую войну, и дальнейшие репрессии, коммунисты и новые национал-большевики продолжают иметь последователей. С этим я опять столкнулась в столетие «Трагедии России» 1917 года, когда участвовала в трёх памятных мероприятиях. Первое, Круглый Стол «100 ЛЕТ РЕВОЛЮЦИИ – 100 ЛЕТ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ», состоялось в Нью Йорке 15-го октября в соборном зале Синодальной резиденции по благословению Митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Илариона, с участием организаций: Русское Дворянское Собрание в Америке, АРСП-Отрада, и Новый Журнал, который опубликовал материал Круглого Стола в декабрьском номере №289. Модераторами были Марина Адамович, главный редактор Нового Журнала и я, представляя Дворянское Собрание.


О. Ростислав Ган с прихожанами. Китай

После молитвы, Преосвященнейший Николай, Епископ Манхэттенский, прочитал обращение Митрополита Илариона, в котором Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви говорил о трагической истории гонения и страдания великого множества священнослужителей и верующих в России от ига воинствующих безбожников-большевиков захвативших власть в 1917 году, о подвигах Новомучеников и Исповедников Российских, и о роли церкви в сохранении Русского Зарубежья под омофором Курской Коренной иконы Божией Матери, которая явилась многострадальному русскому народу в XIII столетии, в страшные годы татарского ига. Вслед за Владыкой я приветствовала участников и собравшихся от имени Дворянского собрания в Америке по поручению нового предводителя, Владимира Кирилловича Голицына, который сменил скоропостижно скончавшегося Кирилла Эрастовича Геацинтова. Я передала сказанное предводителем незадолго до его кончины, когда мы обсуждали с ним наступающий скорбный юбилей: «отмечая эту страшную катастрофу, надо одновременно отметить, что мы всё же победили, так как видим возрождение Белой идеи на родине». Я подчеркнула роль Церкви в сохранении Зарубежья на протяжении ста лет, и поблагодарила Владыку.


П. Н. Врангель, Правитель Юга России и Главнокомандующий Русской Армией. Крым 1920г.

Протоиерей о. Серафим Ган, управляющий делами канцелярии Архиерейского Синода и секретарь Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, настоятель Серафимовского Храма-Памятника Восстановлению единства Русской Православной Церкви в Си Клиффе (Нью-Йорк), рассказал об истории своей семьи, которая относится к Дальневосточной эмиграции, жившей в Харбине, Шанхае и Австралии, и среди которой были известные деятели Православной церкви в России и Зарубежье. Один из них участвовал в омовении мощей преподобного Серафима и сослужил на богослужениях его канонизации, став впоследствии викарным архиереем Харбинской епархии, а потом, вернувшись на Родину, получил кафедру в СССР. Другой предок, будучи клириком Пермской епархии, рукоположенный священномучеником Андроником, был расстрелян. Дед о. Серафима был известный протоиерей Ростислав Ган, литургист, автор, преподаватель, и общественный деятель, который организовывал строительство храмов, и помогал выписывать русских беженцев из Китая в Австралию. Отец Серафим также рассказывал о покойном Митрополите Лавре, чьим секретарем он был, и с кем ездил в Москву на подписание Акта о каноническом общении с Патриархом Алексием II в 2007 году. Продолжая тему о Митрополите Лавре, мой отец, который был близко знаком с Владыкой, рассказал о Карпатской Руси, откуда родом был Владыка, и о том, и что такое Русское Зарубежье – как оно делится на эпохи и разные страны, на военно-политическую эмиграцию, и русское национальные меньшинства, которые никуда не эмигрировали, но оказались за границами Российской империи после её крушения…

На примере истории своей семьи отец рассказал о военно-политической эмиграции, о том, что слышал от отца, когда тот был в штабе ген. Врангеля, который сказал: «Если у меня есть хоть один шанс на победу – я не смею им не воспользоваться», о преданности Русской Армии, готовой бороться до конца, о том, как пришлось отступать, и как их приняли в Югославии… Член Совета Директоров Дворянского Собрания, Константин Пио-Ульский, рождённый уже в Белграде, рассказал  о своей семье, о том, как его родители – отец, полковник, и мать, юная сестра милосердия в армии ген. Корнилова, участвовали в Первом Кубанском Ледяном походе, и после отступления с ген. Врангелем венчались на Галлиполи. Его дед, учёный, генерал-майор Русского Императорского Флота, и автор труда «Русская эмиграция и её значение в культурной жизни других народов», стал ведущим профессором технического факультета Белградского университета, а сам Константин с 1945 года побывал в «лагере перемещённых лиц» в Австрии, жил в Норвегии и Германии, перед тем, как приехать в Америку в 1955 по ходатайству кн. Белосельского-Белозерского…


Ледяной Поход. Открытка К. Подушкина

Рождённый в Сербии Президент Отрады, Др. Никита Трегубов, чьи родители были в рядах Добровольческой армии и Русском Красном кресте, рассказал об истории и деятельности организации, и о том, как в 1999 году произошло объединение «Общества Русских Американцев, Отрада, Инк.», основанного в 1968 году, с организацией основанный кн. Сергеем Сергеевичем Белосельским-Белозерским в 1945 году как «Русско-американский союз защиты и помощи русским вне СССР» под омофором Русской Зарубежной Церкви. Князь воевал с большевиками в Северо-Западной Армии ген. Юденича и всю жизнь посвятил служению России, борьбе с коммунизмом, и благотворительности.


Организация Русского Красного Креста в Королевств СХС, Сараево. Кадеты, дети русской школы 1924г.

Др. Игорь Холодный, Председатель Совета Директоров Общества помощи русским детям, основанном в Нью-Йорке в 1926 году русскими Белыми эмигрантами, рассказал об истории и деятельности Общества, и своей жизни в лагерях «Перемещённых лиц» ДиПи в послевоенной Европе. Отец его супруги, Милицы Александровны, Протопресвитер о. Александр Киселёв, был известен не только как священнослужитель, но и как общественный деятель Зарубежья в Европе и Америке. Во время служения в Прибалтике, он был духовным наставником будущего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Марина Адамович, рассказавшая об истории Нового Журнала и текущей издательской деятельности, представляла участников, оставив мне последнее слово. Так как я для Круглого Стола принесла ряд материалов выставки 1995 года в Российском Генконсульстве, добавив некоторые новые, я рассказала об истории Русского Зарубежья в целом, начиная с европейского Исхода армии ген. Врангеля и Дальневосточной эвакуации, рассеяния по разным странам, поясняя изображённое в экспонатах, которые зрители рассматривали с интересом, а Российское телевидение НТВ-Америка снимало для репортажа. В заключение я сказала, что в столетие Трагедии России 1917 года потомкам Белой эмиграции, сохранившим Отечество в сердце, хотелось бы чтобы русский народ – её главное достояние, переживший не одно злое иго, знал какая Россия была до 1917 года, и это вдохновит его сделать её опять такой же великой, и даст Бог, ещё более великой, чем до этой катастрофы.


Р.Полчанинов 1942г.

Псковская Миссия. О. Георгий Беннигсен. Псков 1942г. Фото Р. Полчанинова

Парад Непримиримости ОРЮР «Цель коммунизма - мировая революция». НЙ 1951г.

Среди присутствующих на мероприятии была представитель Россотрудничества в Нью Йорке, консул Генконсульства Вероника Невзорова, представители старых и новых зарубежных общественных организаций, Конгресса Русских Американцев, Толстовского Фонда, Общества «Русская Молодёжь Америки», Координационного Совета Организаций Российских Соотечественников, Культурного центра «Наследие», исследователи Русского Зарубежья, преподаватели университетов. Некоторые тоже выступили, рассказывая о деятельности своей организации, другие задавали интересные вопросы: как могли зарубежные русские участвовать в Русском Корпусе, или в РОА, которые некоторыми рассматриваются как «коллаборационисты» с немцами? Ответ Константина Пио-Ульского был, что это было продолжение Гражданской войны, и было «всё равно в какой форме воевать с большевиками». Отец добавил, что люди в Русском Корпусе в Югославии попали в ловушку к немцам и некоторых, как генерала Скородумова, они посадили в тюрьму. При этом, так как коммунисты-партизаны Тито нападали на Белых русских в Югославии, замучили отца-священника известной поэтессы Ноны Белавиной, у многих не было другого выхода, как защищаться. Но вместо Русского Корпуса, отец захотел быть со своим народом, ушёл в подполье и добрался до Псковской Миссии, где за его работу также могли расстрелять немцы… Ещё один из зрителей, явно из «новейших», спросил почему, если красные были такие «плохие», блестящие генералы, как Брусилов перешли на их сторону? Отец, зная о положении от своего отца и его окружения из Белых офицеров, ответил, что большевики делали это очень просто: «Не согласитесь – расстреляем и вас, и всю вашу семью» и вряд ли даже один русский офицер пошел служить добровольно. Те, кто мог, как ген. Архангельский, друг деда, бежали обратно к Белым при первой возможности. Игорь Кочан, Президент общества «Русская Молодёжь Америки» спросил мнение выступавших о том, почему в Россиxи сейчас, к сожалению, идёт некоторое возрождение культа Сталина. Было несколько ответов, включая от Марины Адамович, что это из-за отсутствия правдивой информации, или нежелание её воспринимать, из-за новой мифологии КПРФ, из-за сильного заблуждения в патриотизме, и, в конце концов, что это явление маргинальное, и переходящее… Мой сын транслировал событие по интернету, и его одновременно могли видеть в США, Европе и России, и тут же из Франции был получен первый отклик. После официального конца мероприятия вопросы, прения, и общение долго не прекращались, и пока я убирала выставку, слышала, как с отцом продолжали беседовать о «белых-красных», о Зарубежье, и об «Украинском вопросе», а некоторые «старые русские» вспоминали «Дни Непримиримости» и постановки «Трагедии России»…

На следующий день, мне надо было уже готовиться к отъезду в Москву на Международную Научно-Просветительскую Конференцию 26-28 октября «1917 Год в Истории и Судьбе Российского Зарубежья» в Доме Русского Зарубежья им. А. Солженицына, в которой участвовало более 100 человек из 19 стран - известных ученых, общественных деятелей, писателей, и соотечественников, из Австрии, Германии, Италии, Сербии, США, Франции, Хорватии, Швейцарии, Японии, и других стран, и из разных городов России, чтобы осмыслить и оценить события, перевернувшие историю России. На конференции, одновременно проходившей в нескольких помещениях в течение трёх дней, и материалы которой будут изданы в сборнике, обсуждались следующие темы, уделяя особое внимание тому, как память о Трагедии 1917 года сохранялась в русском Зарубежье:

СЕКЦИИ
1917 год и русское Зарубежье: политика, идеология, культура — историческое значение и повседневные практики;
Генеалогия памяти: семейные истории, музеи, архивы, некрополи русского Зарубежья;
Интеллектуальный вклад российского зарубежья в развитие цивилизационного процесса.
Круглые Столы:
«История Русской революции в творчестве Александра Солженицына»;
«Русское зарубежье о государственном крушении России в 1917 году: армия и революция»;
«Как и что рассказать об истории российского зарубежья нашим детям? Культурная и образовательная политика, средства массовой информации».


Участники Международной Конференции в Доме Русского Зарубежья

Автор и Организатор Конференции, М. Сорокина, И. Грубмаир

На открытии Конференции Директор Дома Русского Зарубежья, историк Виктор А. Москвин, говорил о том, что «Дом русского зарубежья с самого основания занимается историей революции 1917 года — ведь именно с этого времени начинается и русская эмиграция ХХ века как явление, подобного которому по масштабу в истории нашей страны никогда до этого не было и, очень хочется надеяться, больше не будет». Заместитель Министра иностранных дел РФ Григорий Б. Карасин сказал, что «на всех нас лежит ответственность во имя будущих поколений усвоить уроки столетней давности, сохранить объективную правдивую память о революционных годах». Владимир П. Лукин, с которым я познакомилась когда он был Послом РФ, призвал «работать над культурным, цивилизационным воссоединением двух Россий». Председатель Всемирного конгресса соотечественников, Михаил Дроздов, вспомнил слова Солженицына, когда тот вернулся в Россию в 1994 году: «Я никогда не сомневался, что коммунизм рухнет, но всегда страшился, что выход из него и расплата могут быть ужасающе болезненными». Дмитрий М. Шаховской, профессор Свято-Сергиевского Богословского института в Париже, председатель Союза дворян во Франции, обратился к присутствующим «Милостивые Государи и Милостивые Государыни!», что было отрадно слышать, сказав о Доме Русского Зарубежья: «Все то, о чем мы не знали, все то, о чем мы мечтали, все то, что мы предчувствовали… эмиграция узнает благодаря Дому, который стал для неё настоящей alma mater».


Дети-шахтёры в Питсбурге, США, 1911г. Фотография Люис Хайн

На следующий день начался наш двухдневный Круглый Стол «Русское Зарубежье о государственном крушении России в 1917 году: армия и революция», который вёл Игорь В. Домнин, Заместитель Директора и специалист в области военно-исторического наследия. Так как моему отцу трудно было поехать в Москву, меня попросили сделать с ним видео-презентацию. Круглый Стол открыл Владыка Кирилл, митрополит Ставропольский и Невинномысский. Я была просто потрясена его выступлением. Так, как он говорил о злодеяниях большевиков, страдании народа, и гонениях на Церковь, можно было подумать, что это была речь одного из наших знаменитых Владык Зарубежья, которых я слышала ещё в детстве на наших «Днях Непримиримости»! Игорь Домнин начал программу с показа выразительного видеоролика, составленного им из редких архивных кинохроник того времени, ярко показывающих трагическое Крушение России. Затем последовали выступления представителей Зарубежья: Дмитрия М. Шаховского, показ видео с моим отцом, единственным из США, далее из Франции: Александра А. Трубецкого, общественного деятеля, Председателя Общества памяти Российской Императорский Гвардии, Владимира Н. Грекова, Председателя Объединения памяти лейб-гвардии Казачьего полка, Георгия В. Ван-Вейна, секретаря Общества памяти Российской Императорской Гвардии, Ивана П. Никитина, поэта, переводчика, члена региональной ассоциации «Россия-Франция», и из Германии, международного журналиста и политолога, Александра Г. Рара. Представители из Франции в основном рассказывали об истории, целях и деятельности своих организаций и были единодушны в оценках Трагедии России и её «ужасающе болезненными», как сказал Солженицын, по сей день, последствиями. Политолог Александр Рар сделал обзор оценки событий 1917 года с разных точек зрения, включая тех, которые считают, что большевицкий переворот сделал положительный вклад в развитие России, и тех, кто считает необходимым простое примирение «белых и красных», а окончательный анализ и оценку будут делать историки через ещё столетие… Видео-презентация моего отца, старейшего участника конференции и единственного выехавшего с Врангелем, покрывала несколько тем в форме интервью с иллюстрациями. Он начал с того, что на его взгляд, всё является частью истории России - и 70 лет большевицкой власти и 200 лет татарского ига, и всему надо дать взвешенную оценку. Но мы не ставим памятники Чингисхану, а памятники предателю-Ленину ставятся и оберегаются, потому что не было своевременной де-большевизации, всенародно открывшей правду. Некоторые мифы советской пропаганды до сих пор приносят вред России.


Геноцид болгар турками. Батакская резня в 1876г. А. Пиотровский

Исход сербов из Османской Империи. П. Йованович

Боснийская пехота в Австрийской армии

Офицеры Ставки Императора Николая II, среди которых В. Полчанинов. Могилёв 1917г.

Ю. Пилсудский

Дикая Дивизия

Кутеповцы

Русский Общевоинский Союз РОВС

Братство Русской Правды

Перезахоронение ген. Деникина

Какой была Россия накануне Первой Мировой Войны, в сравнении с западным миром? Отец вырос в 1920-30 годы на бывшей территории Австрии, от семьи он знал, что было в России и мог наглядно сравнить – Россия развивалась быстрей других передовых стран, и вовсе не была «отсталой», а во многом их опережала. «Великой Русской Революции» не было, были «Бесы», был захват власти малой кучкой интернационалистов, но не во благо России, а ради создания из неё плацдарма для мировой революции… Не было никакой «Тюрьмы Народов», что очевидно на примере нашей семьи, чей род из Полоцка – Белоруссии, а в родословной грузины Асатиани, итальянцы Бравура-Манини, родственники из Польской шляхты, итд. … После переворота, никакой «Интервенции» на стороне белых не было, бывшие «союзники» защищали свои интересы, в которые входило ослабление России путём кровавой смуты. Отец даёт быстрый обзор истории от 100-летней войны, ясно показывая, как развитие, усиление, успехи и победы России вызвали у запада страх и последовательную политику «сдерживания» её развития и влияния любыми способами - включая Крымскую войну, поддержку японцев в Русско-японской войне, поддержку жестокого турецкого ига над славянами и другими христианами, за свободу которых боролась Россия, притеснение славян, тяготевших к России в Австро-Венгрии и других странах, создание искусственного «украинства»… То, что Россия реально могла стать непомерно могущественной в союзе со всем славянством Европы накануне Великой войны известно из семейной истории… Кузен бабушки отца, племянник героини романа Булата Окуджавы «Путешествие Дилетантов» Лавинии Бравура, Николай «Кока» Бравура-Манини, как великосветский денди, не вызывал подозрения при дворе в Вене, но был тайным руководителем огромной разведывательной сети в Австро-Венгрии, на основе донесений которой выстраивалась российская политика. Накануне войны, 48% войск и офицерства Австро-Венгрии составляли славяне, которые видели в Российской Империи покровителя и оплот всего славянства, помогая русской разведке из чисто идейных побуждений. С первых же дней Великой войны славяне Австро-Венгрии массово переходили к Русским братьям.  Но этот процесс и   победу     в войне остановили предатели-большевики…             
И также из семейной  истории известно, как Пилсудский предал Белых, последствием чего стала Катынь. Дядя отца, ген. Карницкий, был послан Пилсудским в Ставку Деникина, где служил дед, с которым он делился, не зная тогда о том, что Пилсудский договорился с Лениным… С другой стороны, отец рассказывает, как его отец в поддержку Корнилова подпольно издавал листовки, какими верными «Единой Неделимой» были и полки Дикой Дивизии Кавказа, и силы Юга России – территории сегодняшней Украины. Как его отец, вместе с недавно оправившимися от ран Белыми бойцами по зову Врангеля из Новороссийска прибыли в Крым на последний бой, но скоро вынуждены были отступить с оружием в руках. Как тепло русских встретили в будущей Югославии, и как они активно продолжали сражаться в рядах бойцов ген. Кутепова, Братства Русской Правды... передав борьбу новому поколению НСНП-НТС. И в заключение, я вспоминаю как состоялось перезахоронение ген. Деникина в 2005 году, которое я организовала в США для Российского Фонда Культуры, когда мне казалось, что сбываются, наконец, заключительные слова «Алексеевской» - марша Добровольческой армии: «Господь за нас, мы победим - да здравствует РОССИЯ!». После выступления меня очень тронул Владыка Кирилл, открывший наш Круглый Стол, сказав: «Передайте привет Вашему папе!» и потом передал крестик в подарок. Видео- презентация вызвала немалый интерес и у других участников, включая историков, преподавателей и кураторов музеев, которые просили передать им копию, включая знакомую отца, Инну Грубаир, русскую жену австрийского дипломата, приехавшую из Австрии на конференцию.

Недавно видео выставлено на интернет, где уже засчитаны тысячи просмотров:

https://vk.com/video1930426_456239040
https://www.facebook.com/rpolchaninov/videos/1951185945200561/
https://youtu.be/md-0bOLxXjo 

В тот вечер я случайно наткнулась на программу по ТВЦ «Красный проект» - Всемирное историческое значение Октября: что мы возьмём с собой в будущее? и была в ужасе от увиденного. Как альтернативу того, что могло произойти если Ленин не доехал бы до России с немецкими деньгами и не было бы переворота 1917 года, показывается монтаж в начале и в конце программы, как возвращается Государь, который сразу же восстанавливает крепостное право, и в результате дальнейших событий, Россия полностью исчезает с карты мира… В рамках этого кошмарного бреда следует дискуссия, где сегодняшние «красные» яро отстаивают большевицкие позиции, отвергают их зверства, и агитируют за возврат к строительству «светлого коммунистического будущего» … Увы, несмотря на то, что на правительственном уровне никакого «праздника октября» не было, значительная часть общества продолжает жить в советских мифах. Здесь было полное отсутствиереальных знаний о том, что из себя представляла Россия ДО «Великого октября», и что все «советские достижения» - космос, индустриализация, итд., были начаты в Российской Империи, и прерваны большевиками, с большим ущербом, включая множество убитых и изгнанных из Родины гениальных русских людей науки и искусства. Лично знаю два примера. О том, что Игорю Сикорскому грозил расстрел, я слыхала от его сыновей, которые дарят архивы отца в Дом Русского Зарубежья. 

Дед мужа, известный дирижёр и сподвижник А. Глазунова, Фёдор П. Селинский, уехал, продолжив карьеру в Белграде, но его брат, полковник Белой армии, остался, и был расстрелян большевиками в Крыму, а сын, отец мужа, отступил с ген. Врангелем в Галлиполи… Я не первый раз вижу остатки болеющих «красной чумой», но здесь чувствовалась особая агония и злоба… Хотелось таких ярых послать на 40 лет библейских странствий в пустыне…


Дирижёр Ф. Селинский (самый высокий, стоит за А. Глазуновым)

И. И. Сикорский и Л. Селинская 2017г.

На следующее утро наш Круглый Стол продолжился, начиная с выступления Ведущего Игоря В. Домнина, который подробно описал как Русскую армию невероятным образом разваливали ещё до большевицкого переворота, во время Временного правительства, начиная с губительного для офицерства рокового «Приказа №. 1». Для многих, включая меня, это было освещением важной, но малоизвестной, скорбной страницы Трагедии России. Далее выступали российские учёные, профессора и историки из разных регионов, включая даже Владивосток, глубокие исследования которых пополняли ценными деталями полотно страшной картины: Роман М. Абинякин - К истории офицерских группировок в 1917¬–1918 гг.: организация ротмистра Д.В. Бологовского, Антон В. Посадский - Офицер в 1917 году: Генерального Штаба подполковник В.К. Манакин в оценках современников, Андрей С. Кручинин - «Я слишком люблюРодину…»: деятельность и репутация генерала А.М. Крымова, Роман С. Авилов - Три русские революции в судьбе генерал-лейтенанта А.П. Будберга и его семьи, Владимир И. Калинин - Инженеры Владивостокской крепости. Судьбы оставшихся во Владивостоке в 1917-1922 гг. на примере полковника Э.О. Маака, и Дмитрий В. Кузнецов - Октябрь 1917-го и его последствия в творчестве Ивана Савина. Меня особенно тронуло то, что своё выступление автор начал со слов благодарности моему отцу за предоставление материала об этом Белом воине и поэте. И я почувствовала особый символизм в том, что Дмитрий Валериевич закончил выступление, как и наш Круглый Стол, тем же стихотворением, которое прозвучало в баварском лесу у костра разведчиков где стоял мой отец, в 1946 году на первом монтаже «Трагедии России»: «Ты кровь их соберешь по капле, мама, И зарыдав у Богоматери в ногах, Расскажешь, как зияла эта яма, Сынами вырытая в проклятых песках … Всех убиенных помяни Россия Егда приидеши во царствие Твое»

 


Музей Русского Зарубежья

После этого заключительного выступления были дискуссии, где участники из Зарубежья единогласно говорили, что никакого примирения «красных и белых», жертв и палачей, не может быть без морального осуждения содеянного зла. Упомянув виденный мной накануне «Красный проект», я сказала, что миссия Русского Зарубежья не закончена, и сделала упор на важность работы с молодым поколением, рассказав немного об опыте моей работы в России в начале 1990х годов. Безусловно, Дом Русского Зарубежья сделал огромное дело в проведении такой знаменательной Конференции. На меня произвело потрясающее впечатление посещение соседнего здания, построенного по новейшим технологиям и предназначенного для первого Музея Русского Зарубежья, которое было передано Дому в декабре 2017, и будет открыто в конце 2018 года.


Стена Скорби. Бронзовый барельеф. Скульптор Г. Франгулян

Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл и Президент России В. Путин

Через день, 30 октября, в центре Москвы произошло эпохальное событие. На пересечении проспекта Академика Сахарова и Садового кольца президентом России был открыт мемориал «Стена Скорби» многомиллионным жертвам большевизма – «Красного проекта». Стоя рядом с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и Наталией Солженицыной Владимир Путин сказал: «Грандиозный, пронзительный» - этот монумент взывает к нашей совести, чувствам, состраданию. Жестоким преследованиям подвергались целые сословия, целые народы: рабочие и крестьяне, инженеры и военачальники, священники, государственные служащие, ученые и деятели культуры – тогда каждому могли быть предъявлены надуманные и абсолютно абсурдные обвинения, миллионы людей объявлялись врагами народа, были расстреляны или покалечены, прошли через муки тюрем или лагерей и ссылок. Это страшное прошлое нельзя вычеркнуть из национальной памяти и тем более невозможно ничем оправдать. Никакими высшими так называемыми благами народа, - подчеркнул Путин. «Эти преступления стали трагедией для всего нашего народа, для всего общества, жестоким ударом по нашему народу, по его корням, культуре, самосознанию"… Он процитировал слова вдовы Солженицына. «Знать, помнить, осудить и только потом простить". Полностью присоединяюсь к этим словам».

Я видала эту церемонию, олицетворение «Трагедии России», по телевидению, буквально пару дней после того, как видала «Красный проект», и надеялась, что произнесенные слова поставят, наконец, на правильный путь всех россиян, без чего не будет ни примирения, ни народного единства. По дороге в аэропорт я специально проехала мимо этого памятника, и уже начала думать о своём последнем выступлении 9го ноября в Российском Генконсульстве. Приехав домой я узнала о том, что с 5 ноября на «России 1» начнется показ «Демона революции» о Ленине, а 6 ноября на Первом канале «Троцкого». В обоих прекрасно сделанных фильмах, на удивление правдиво освещающих большевиков такими, какими они и были, настоящим «героем» является Парвус - Израиль Лазаревич Гелфанд. Этот одесский преступник фанатично ненавидящий Россию был центральной фигурой документального фильма Российского Фонда Культуры 2004 года «Кто заплатил Ленину - тайна века» для которого я доставала документы в американских архивах. То, что теперь такие качественные фильмы показываются на самых крупных каналах России, радует, и безусловно вселяет надежды…

Мероприятие в Генконсульстве «Столетие русской революции: исторический поворот» проходило по-английски, так как среди приглашённых были дипломаты разных стран, включая генконсулов Сербии, Болгарии, Греции, и других, а также представители организаций, историки, общественные деятели. На экране возле выступающих показывались кадры исторической кинохроники, включая события 1917 года. В вступительном слове Генеральный консул Сергей К. Овсянников отметил трагический характер событий 1917 года и его последствий, в духе созвучным выступлению Президента России на открытии «Стены Скорби», отметил участников мероприятия – представителей духовенства, культурных и общественных организаций, и приветствовал присутствующих. Владыка Николай, Епископ Манхэттенский, так же, как и на выступлении на Круглом Столе 15го октября в Синоде, рассказал о гонениях на Церковь в следствии захвата власти безбожниками и о Новомучениках в России, об объединяющей роли Церкви и её судьбе в Зарубежье, и о воссоединении Церковного единства в 2007 году. Владыка Иоанн, епископ Наро-Фоминский, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, Управляющий Патриаршими приходами в США также говорил о репрессиях и страданиях верующих в советское время, об ужасах смуты и братоубийственной борьбы, и о возрождении церкви в России.

 


За Веру, Царя и Отечество. Д. Шмарин

О том, как государственный переворот в России повлиял на мир искусства, рассказали Хиллари Редер, представительница Музея современного искусства в Ню Йорке где проходят выставки советского авангарда, и Наталия Колодзей, у которой частная галерея в штате Ню Джерси. Рождённая в Москве Наталия подробно рассказывала о том, что случилось с музеями и частными коллекциями искусства в России после 1917 года, и как её мать начинала собирать коллекцию искусства в 1960х годах Хрущёвской «Оттепели».

 посветила своё заключительное выступление именно Трагедии России в 1917 году, о которой я знаю из семейной истории, о том, как эта трагедия произошла, кому это было выгодно, какой Россия действительно была ДО большевицкого переворота. Рассказала о Белой борьбе, вынужденном отступлении с надеждой вернутся, с благодарностью вспомнив как отнеслись к русским в Югославии, как греки помогали русским в тяжёлых условиях на Лемносе… О том, как в России Дом Русского Зарубежья им. Солженицына собирает и хранит свидетельства о правде, в то время, как мифы, созданные советской пропагандой против исторической России, по сей день приносят немалый вред восприятию новой России в мире…


Д. Менделеев И. Репин

И. Ильин М. Нестеров

Упомянула о феноменальной исторической дружбе Америки с Россией, которая помогала ей выжить с времён её становления в 18м столетии, вплоть до 1918 года, когда большевики подписали сепаратный мир с немцами, что американцы восприняли как предательство. А также упомянула о роли Русского Зарубежья в странах рассеяния, коротко рассказав о высказываниях зарубежных коллег из Франции и Германии на Конференции в Москве. Я особенно подчеркнула значение и глубокий смысл установления памятника жертвам советских репрессий «Стену Скорби» в Москве, и прочитала перевод на английский того, что президент Путин сказал на его открытии. Мои последние слова были, что также как президент Трамп хочет сделать Америку опять великой – «Make America Great Again», мы надеемся, что Россия опять будет Великой Державой и будет опять в дружбе с Америкой. Это вызвало у публики дружные аплодисменты. Ко мне многие из публики подходили во время угощения чтобы поблагодарить за интересное выступление. Некоторые сказали, что услышанное было для них вовсе новым… а один господин любезно предложил передать копии двух писем Александра Солженицына для Дома Русского Зарубежья.

В заключение, хочу привести две цитаты из «Кадетского письма» Игоря Н. Андрушкевича Но. 100 Буэнос-Айрес, декабрь 2017, где гениальные умы России дают документальную и философскую оценку Трагедии России:

Россия до Катастрофы 1917 года, по Менделееву - «Дмитрий И. Менделеев, уже около ста лет тому назад, высчитал, какое население должна была бы иметь Россия в 2000 году. Конкретно, Д. И. Менделеев высчитал, что Россия в 2000 году должна была бы иметь население в 594 миллиона жителей … Эти данные подробно анализируются Менделеевым в его книге «К познанию России», вышедшей в свет в 1906 году, на основании Переписи Всероссийской Империи 1897 года». Письмо Ивану С. Шмелёву от Проф. Ивана А. Ильина от 1927 года опубликованного в журнале «Перезвоны» 1927 году. - «Ни один народ в мире не имел такого бремени и такого задания, как русский народ. И ни один народ не вынес из таких испытаний и из таких мук - такой силы, такой самобытности, такой духовной глубины. Тяжек наш крест. … И уже, смотрите, - в годину величайшей соблазненности и величайшего крушения - уже началось и совершается незримое возрождение в зримом умирании. Да славится в нас Воскресение Христово!»

Людмила Полчанинова-Селинская

Наверх


Русская Православная Церковь Преподобного Серафима Саровского 2017 г.
St. Seraphim Russian Orthodox Church
131 Carpenter Ave.
Sea Cliff, NY 11579