АРХИВ


 

 


ПАСТЫРЬ ДОЛГА И СОВЕСТИ

Тяжел удел пастырского служения. Оно требует постоянного бодрствования в духе и твердости исповедания веры православной не только в личной и семейной жизни, но и в общественной своей деятельности. Необходимость бодрствования особенно чувствуется в наше время повсеместного отступления от исповедания веры Православно-Евангельской, а в некоторых странах – гонения и смертельной опасности для исповедующих Христа Сына Божия. Это особенно выявилось в переходный политический момент во время Второй Мировой Войны и потому биографии отдельных лиц, действовавших в то время, носят отпечаток эпохи и принадлежат истории, а окормление верующих в такой обстановке было подвигом исповедничества.

К таким исповедникам надо причислить протоиерея Митрофана Зноско-Боровского, как об этом свидетельствует грамота епископа Брестского Венедикта (впоследствий архиепископа Берлинского и Германского) о возведении отца Митрофана 23 июня 1941 г. в сан протоиерея: «за стойкость в Православии в дни гонения на веру и за ревностные труды в Церкви Христовой».

Отец Митрофан родился 4 августа 1909 г. в духовной семье, в г. Брест-Литовске. Его отец протопресвитер Константин Зноско, уездный надзиратель Церковных школ и председатель уездного отделения Епархиального училищного совета Гродненской епархии, с началом I Мировой Войны поступает добровольно, в качестве полкового священника, в 8-ой Финляндский стрелковый полк и «за отлично усердную службу», «за труды, понесенные во время военных действий», был награжден орденами: святой Анны 3-й степени, святой Анны 2-й степени с мечами, святого Владимира 4-й степени с мечами и золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте.

Отец Митрофан окончил приходское училище в г. Ельце, русскую гимназию в Брест-Литовске, богословский факультет Белградского Университета и получил диплом магистра богословия Варшавского Университета.

В июне 1935 г. он подает Полесскому архиепископу Александру прошение о рукоположении, после которого намечалось его назначение настоятелем Николаевской церкви в Брест-Литовске. Но ярый ненавистник Православия и русскости, Полесский губернатор Костек-Бернацкий отказывается утвердить назначение. Тогда архиепископ Александр, вопреки воле губернатора, направляет отца Митрофана в тот же Брест-Литовск на должность законоучителя, а 25 июня 1936 г. его рукополагает.

C июля 1936 г. по июль 1937 г. отец Митрофан проходит пастырское служение в селе Омеленец, одновременно законоучительствуя в двух местных школах. В июле 1937 г., воспользовавшись длительным отпуском по болезни Костека-Бернацкого, правящий архиепископ добился утверждения отца Митрофана в должности настоятеля в г. Брест-Литовске, вернув его и на должность законоучителя русской гимназии в том же городе. Там отец Митрофан проходит служение в должности благочинного Брестского округа, затем епископом Венедиктом назначается председателем Епархиального управления Брестской епархии; за заслуги на посту председателя Епархиального управления награждается палицей, а 18 июня 1943 г. – крестом с украшениями.

В переходный период жизни Церкви, к концу Второй Мировой Войны, когда стали образовываться Украинская и Белорусская автокефалии, когда тупые политиканы-шовенисты прилагали все усилия к тому, чтобы использовать Церковь в своих личных и темнополитических целях, отец Митрофан, твердо стоя, с риском для жизни, на позиции сохранения канонической преемственности и неприкосновенности Святыни Церкви в политической игре, подвергается доносам, угрозам, давлению и ограничению в своей пастырской и административной деятельности, что заставило высокодостойнейшего по духу митрополита Минского и Белорусского Пантелеимона стать на его защиту. В своем письме правящему Брестской епархии архиепископу Иоанну от 29 июля 1944 г. он просил: «не заграждать уста таких ревностных пастырей Церкви, каким является протоиерей Митрофан Зноско, которого уважать я привык и ценить уже четверть столетия». Украинский епископ Платон (Артемюк) в письме от 11 августа 1942 г. писал отцу протоиерея Митрофана: «То, что слышу о деятельности отца Митрофана в наши дни, когда возраждается путем автокефалии наша родная Церковь, когда решается судьба Украины, меня весьма изумило: отец Митрофан выступает борцом против автокефального движения на стороне так называемых «автономистов», группирующихся вокруг архиепископа Алексия в Кременце, забывая где он живет и чьим хлебом питается. Неужели учение блаженной памяти митрополита Антония (Храповицкого) так глубоко запало в душу отца Митрофана, что он потерял логичность мышления и думает идти путем мечтателей о «единой неделимой» ... с общим славянским языком богослужения?»

По эвакуации отец Митрофан продолжает нести свой пастырский долг, духовно окормляя (с августа по декабрь 1944 г.) православных в лагере Берг-Энгерау (Австрия), а с декабря 1944 по июнь 1945 включительно – православное население в лагерях: Нидерсаксверфене, Нордгаузене и Гутерслебене.

В июне 1945 г. он назначается настоятелем соборного храма Благовещенского в Менхегофе, близ Касселя, а в августе того же 1945 г. избирается и утверждается в должности члена Епископского совета Германской епархии.

С июля 1945 г. по июль 1948 г. отец Митрофан преподает Закон Божий и окормляет персонал и учащихся Ломоносовской гимназии в Вильгемстале и начальной школы в Менхегофе.

Определением Архиерейского Синода от 30 июня 1946 г. отец Митрофан назначается членом Синодального миссионерского комитета, каковой деятельности отдался с ревностью истинного исповедника Православия. 19 апреля 1948 г. митрополит Берлинский и Германский Серафим, в виде исключения, нашел нужным представить отца Митрофана к награждению митрой «за весьма плодотворную пастырско-миссионерскую деятельность его». Но так как к моменту представления отец Митрофан вступил лишь в 12-ый год своего пастырского служения, Архиерейский Синод постановил: «Протоиерею Митрофану Зноско за плодотворные пастырско-миссионерские труды преподать благословение Архиерейского Синода с выдачей грамоты».

В своей пастырской и миссионерской деятельности отец Митрофан проявил исключительную способность в лагерных условиях, из ничего создавать церковную организацию, отказываясь от помощи лагерного начальства. Возможно, что это и побудило митрополита Анастасия (Грибановского) направить его в Марокко, где Русская Зарубежная Церковь не имела ни прихода, ни храма. И там отец Митрофан, с Божией помощью, проявил не только способности миссионера, окормляя свыше 1.500 душ, рассеянных в 22 пунктах страны, и собирая их в одну православную семью, но и блестящие способности организатора и администратора. На пустом для Русской Зарубежной Церкви месте вырастает благолепный храм, создается дружная русская православная община. А с отъездом из Туниса епископа Нафанаила (Львова) Архиерейский Синод назначает отца Митрофана «администратором всех русских православных общин в Северной Африке, как старшего и наиболее опытного из находящихся там священников». Того же 17 декабря 1954 г. Архиерейский Синод, по личному представлению его Председателя, митрополита Анастасия – «за отличное и усердное служение Святой Церкви и в связи с высоким положением администратора русских православных общин в Северной Африке» – постановил: «во внимание к Вашему отлично усердному служению Святой Церкви наградить Вас правом ношения митры».

Освятив в январе 1958 г. новый Успенский храм Касабланке, отец Митрофан в 1959 г. отбывает в США, как сказано в указе митрополита Анастасия – «с отчислением в распоряжение Председателя Архиерейского Синода и с выражением благодарности за его особое пастырское усердие и умелое ведение дела».

После трех месяцев положения «безработного», отец Митрофан вводится, с октября 1959 г., в состав Восточно-Американской епархии в должности настоятеля Серафимовского прихода в Си-Клифе.

В первые годы пребывания в США он успешно выполняет ряд сложных поручений Епархиальной власти. На Епархиальном собрании в 1966 г. отец Митрофан избирается в члены Епархиального совета Восточно-Американской епархии.

С 1968 г. до конца 70-х годов XX века состоял безвозмездным преподавателем двух богословских предметов в Свято-Троицкой Духовной Семинарии в Джорданвилле и, по просьбе, архиепископа Аверкия (Таушева), в 1972-1973 учебном году исполнял должность Ректора Семинарии.

До самой своей кончины в 2002 г. отец Митрофан продолжал возглавлять свой приход в Си-Клифе, создавая из него, несмотря на все трудности и препятствия, одну дружную сплоченную семью в русском православном духе со всеми традициями и обычаями нашей Родины – Святой Руси.

В декабре 1989 г. скончалась его верная спутница жизни, Александра Семеновна. В ноябре 1992 г. отец Митрофан был хиротонисан во епископы Бостонские.

Вечная память доброму труженику на Ниве Христовой и ревностному служителю всякому русскому православному делу!

И.Л.

(составлено по статье, помещенной в № 13 «Православной Руси» 1976 г.)

 


Русская Православная Церковь Преподобного Серафима Саровского 2015 г.
St. Seraphim Russian Orthodox Church
131 Carpenter Ave.
Sea Cliff, NY 11579